Защита товарного знака в России

Наша миссия – быть самой успешной компанией в регионе. Мы предлагаем своим клиентам качественный и своевременный сервис.

Задать вопрос
Наши специалисты ответят на любой интересующий вопрос по услуге
28 Ноября 2019

Защита товарного знака в России — тема вечная. С ней сталкиваются начиная с 1990-х годов, когда появился закон о товарных знаках, почти все предприниматели, открывая для себя новый неизведанный мир. Основатель франшизы кофеен Coffee In Владислав Петлюк делится своим опытом и личными выводами, что не так в российском законодательстве.

На рынке существует масса брендов, которые не потрудились зарегистрировать права на торговую марку и (или) товарный знак. Есть и другие, кто потрудился и зарегистрировал. А третьи просто украли… и тоже зарегистрировали. И притом все они продают товар, услугу или франшизу.

Как должно быть
Товарный знак и торговая марка регистрируются в Роспатенте. Свидетельство на товарный знак выдает Федеральный институт промышленной собственности (ФИПС). Все эти вопросы регулируются российским законом о товарных знаках (Закон РФ от 23.09.92 № 3520-1), который определяет юридические права как на товарный знак, так и, скажем, на наименование места происхождения товара. В этой области задействован также Патентный закон РФ и Закон об авторском праве. Как правило, большинство «ходовых» названий уже кем-то зарегистрированы. Если вы не проясните этот вопрос заранее, впоследствии у вас вполне могут возникнуть сложности с уже действующими правообладателями.

Замечу: чтобы продавать франшизы в России и СНГ, достаточно регистрации торговой марки по России. В то же время российские франшизы, которые работают на зарубежных рынках, могут в случае необходимости получить сертификат WIPO или ВОИС (Всемирной организации интеллектуальной собственности, Швейцария, Женева). В этом случае их право интеллектуальной собственности будет охраняться в соответствии с Мадридским соглашением о международной регистрации товарных знаков (ТЗ) и торговых марок (ТМ).

Как есть
По факту продавцы «токсичных» франшиз зачастую регулярно обходят эти вопросы в переговорах с потенциальными партнерами. Что и понятно: ведь они обычно присваивают нейминг и дизайн, максимально схожие с уже работающими проектами и раскрученными брендами. По тем же причинам эти продавцы не собираются (да и не могут) представлять свидетельство на товарный знак в ФИПС. При этом они вправе продавать франшизу под «честное слово», что ТМ когда-то будет зарегистрирована.
Но — предупреждаем потенциальных покупателей франшиз: попадаться на эту удочку не надо. Лучше поискать франшизу с уже зарегистрированной торговой маркой.

Что имеем — не храним
Те, кто зарегистрировал права на ТМ по всем правилам, могут в любой момент стать жертвой «пиратов», клонирующих успешные бренды. Охрана интеллектуальной собственности, судя по всему, работает только на бумаге (то есть все вопросы — через суд). В сфере кофеен этот вопрос усложняется громадным количеством сходных брендов, которые по понятным причинам имеют в основе слово «кофе» (которое теоретически вообще не патентуется, как слово из общей лексики).
Правда, и здесь есть много нюансов. Например, если бы кто-то захотел зарегистрировать товарный знак «Самый вкусный кофе», вряд ли это было бы реально. Эпитеты вроде «лучший», «первый», «номер один» и так далее законодательство не приветствует.

В теории
Теоретически в Роспатенте ТМ должны регистрироваться в комплексе с лого и дизайном (как это происходит в WIPO). Более того, вопрос приоритета тоже должен решаться однозначно. Фирма, подавшая заявку раньше, имеет преимущество перед аналогичными или сходными заявками, которые могли быть поданы позднее.

Что касается составных наименований вроде «Самый лучший кофе», то, как говорят, технически подобные конструкции можно регистрировать в составе так называемого комбинированного (совмещенного) товарного знака. Причем только в том случае, если они не занимают в нем основное (доминирующее) положение.

На практике
Главный бардак наблюдается в том, что касается «степени схожести» (в нейминге, в дизайне, в написании лого и т.д.). О четко прописанных критериях разграничения речь, судя по всему, не идет. Приходится доверять экспертным оценкам — или, опять же, рассчитывать на суд.

Приведем реальный пример судебной тяжбы (названия компаний и ТМ видоизменены). Сеть кофеен «Кофеин» (напоминаем, что названия условны, а любые совпадения — случайны) успела еще в начале 2000-х зарегистрировать несколько вариантов наименования (например, гибрид «Кофе In»). В соответствии с «железным правилом» приоритета, любой, кто попытался бы зарегистрировать схожие названия после этой даты, не имел бы права использовать слово «кофеин» (в соответствующем классе МКТУ). Произошла парадоксальная ситуация: слово из ряда общей лексики (строго говоря, название ни в чем не повинного химического вещества — кофеина) оказалось в «стоп-листе».

В скором времени другая сеть кофеен успешно зарегистрировала ТМ «Кофе Inn». Красивая «интернациональная» добавка должна была добавить оттенок «гостеприимности» (Inn — достаточно старое английское слово, которое всегда означало гостиницу). Повторим, ТМ была зарегистрирована, и сеть начала успешно работать. Но тут правообладатель знака «Кофеин» обратился в антимонопольные органы с заявлением о «недобросовестной конкуренции» и потенциальных убытках. Было возбуждено административное дело.

Контролирующий орган посчитал, что использование ТМ «Кофе Inn» действительно приведет к убыткам первоначального правообладателя. В связи с этим антимонопольная служба признала компанию-ответчика нарушителем и выдала прямое предписание — прекратить использование ТМ.

Ответчик попытался оспорить решение в арбитражном суде (безуспешно). Ситуация стала еще более парадоксальной. У обеих компаний имеются зарегистрированные торговые марки, но вторая фактически не может быть использована без риска попасть под административное дело.
Теоретически спор можно было бы разрешить путем разведения марок по разным категориям МКТУ, по примеру торговли алкогольными напитками, где, скажем, есть оговорки к 33-му классу — алкогольные напитки (за исключением пива). Но это возможно далеко не всегда.

Насколько мы знаем, вторая компания собирается обращаться в Палату по патентным спорам. Все это показывает, что приоритет в заявках действительно соблюдается на практике, притом в безапелляционной форме. И это постоянно приводит к коллизиям, когда фирма-пустышка патентует удачное название, и затем реально работающему бренду приходится это название перекупать. Как доказать регистрирующим органам, что компания имеет больше прав на бренд хотя бы потому, что реально существует (в отличие от пустышки), — это вопрос.

Конечно, когда компания действительно становится гигантом и хочет исключить все юридические риски с товарным знаком — она может и должна искать варианты по выкупу товарных знаков у других собственников. Мы уже сейчас задумываемся об этом. Так, например, была раньше сеть кофеен с названием, похожим на наше. Она, судя по всему, прекратила свою деятельность, но товарный знак зарегистрирован «навечно». Именно этот вопрос нужно решить законодательно.

Кроме того, мы также были бы очень рады увидеть реальный «стоп-лист» слов, которые законодательно запрещено употреблять при брендинге (на слуху только некоторые варианты вроде «Лучший», «Российский», «№1»). На практике, как мы ежедневно видим, это правило легко обходится.
Кстати, в соответствии с п. 6 ст. 1483 Гражданского кодекса РФ, регистрация в качестве товарного знака в отношении однородных товаров обозначения, «сходного до степени смешения» с каким-либо из товарных знаков, уже зарегистрированным в Роспатенте, допускается с согласия правообладателя в форме «письма согласия». Причем при условии, что такая регистрация не может явиться причиной введения в заблуждение потребителя. Интересно отметить, что «письмо согласия» не может быть отозвано правообладателем.

Все уже придумано до нас
Отдельный интересный вопрос — разница между ТМ и официальным наименованием компании, например, в ЕГРЮЛ. Практически все варианты названий фирм (кроме совсем уж экзотических или бессмысленных) уже придуманы и существуют именно в ЕГРЮЛ (это легко проверит тот, кто хоть раз занимался неймингом).

Говорят, что иногда именно с этой стороны возникают претензии по поводу «интеллектуальной собственности». Хотя, конечно, отдельные названия ООО в Роспатенте не регистрируются и никак не могут помешать зарегистрировать ТМ (или все-таки могут, если «правообладатель», учредитель ООО, обращается в суд?).

Для нас это интересный момент. Например, я имею право использовать название юридического лица ООО «Кофе Ин», а вот идентичное русскоязычное название в качестве ТМ — «Кофе Ин» — не могу. Мне кажется, базы Роспатента и ЕГРЮЛ должны иметь хоть какое-то взаимное соответствие — но этот вопрос в законодательстве даже не рассматривается.

Информация с сайта: https://marketmedia.ru/


Галерея

Заказать услугу